Квартира № 42. История семьи Абрамовых

42_0

Первой, в 1924 году, в квартиру въехала Александра Степановна Мишина (1882–1960-е). Она родилась в рязанской деревне Федякино. Ее племянница Анна Ивановна Лекарева (1917—?) приехала из Рязанской области к своей тете в середине 1930-х годов. Тогда же она вышла замуж за Степана Васильевича Абрамова (1905-1960-е). В 1936 году у них родилась дочь Тамара. Девочка прожила недолго. В 1938 году родилась вторая дочь, которую также назвали Тамарой, в честь умершего ребенка.

Тамара Степановна Абрамова сама нашла сайт по истории дома на Большой Садовой, 10 и позвонила в музей. Она искала любую информацию о своем отце, которого совсем не помнила — он ушел на войну, а потом после лечения в госпитале в Челябинске не вернулся в Москву. Тамара Степановна поделилась с нами воспоминаниями о доме на Большой Садовой, 10.

Мама Тамары Абрамовой Анна Ивановна Абрамова

— Мама работала на фабрике «Дукат».
— Кем?
— Резчицей. Знаете, что это такое?
— Сигареты резала?
— Не сигареты, а бумагу. Для мундштука, который берут в рот. Очень тяжелая была работа. Большой-большой рулон диаметром, я не знаю, наверное, метр, насаживали на какой-то вал, а потом заправляли в машину, где были резаки. Этот рулон они резали, пока весь не изрежут, на бобины, толщиной примерно как мундштук. И потом отправляли в упаковочный цех. Я сама это видела. Когда я закончила школу в 1956 году, мама меня сразу устроила на «Дукат». Нужны были деньги, не на что было жить. Но мне не понравилось — я там полгода проработала и уволилась. И нашла работу уже сама, которая связала меня на всю жизнь: инженером-экономистом. Работала на машинах, на табуляторе в Центральном статистическом управлении. Слышали про такие машины? Видите, ваше поколение даже не знает, что такое табуляторы.

Тамара Абрамова с мамой Анной Ивановной у черного хода на Большой Садовой, 10 со стороны Военно-политической академии. 1957 год. Из личного архива Т. С. Абрамовой

Тамара Абрамова с мамой Анной Ивановной у черного хода на Большой Садовой, 10 со стороны Военно-политической академии. 1957 год. Из личного архива Т. С. Абрамовой

Тетя Александра Степановна Мишина

— Тетя в молодости была очень красивой женщиной, очень красивые у нее волосы были, немножко волнистые. Густые, я их обрезала: они ей мешали уже. Она нормальная бабушка была, добрая. Помню, если я говорила: «Бабушка, расскажи сказку», — она рассказывала. Она засыпает, и я засыпаю.
— Вы сказали, что помните ее сказки.
— Ага, такие короткометражные, например: «Жил купец, у него шесть овец, седьмой жеребец, восьмая телушка, девятая быкушка. Пришел волк, съел первого». И она опять начинает: «Жил купец…». И так, пока всех волк не съест, она говорит и говорит, и всё — мы спим уже. Правда, смешно?
— Да. Вы знаете, в каком году она родилась?
— Когда я там жила, ей было 72 года. И каждый год, когда ее спрашивали, сколько ей лет, она говорила: «72». Год проходит, ее спрашивают, а она опять: «72».
— Она была верующей?
— Да, она ходила в церковь. Она там и проводила время большей частью. Уйдет, и нет ее.

Жизнь в коммунальной квартире № 42

— Первые два окна — большая комната, 18–20 м². В ней жила Мария Царева с сыном, а муж у нее работал в типографии. Но я мужа никогда не видела. Может, разошлись, не знаю.

Потом одна такая же большая комната была разделена на две. В одной половинке (9 м²) мы жили, а во второй — Усовы. Валентина, слепая Маня, Ефросинья, Миша, который имел дело с правоохранительными органами и девочка у них была, Наташа. Между прочим, у нас квартира была очень хорошая и очень тихая, никогда не было никакой ругани. Этот Миша только скандалил иногда. Между нами была фанерная перегородка и я боялась всегда.

В следующей комнате жила Лариса Александровна. У нее было четверо детей: два сына и две дочери. С ней последнее время оставалась только Нина. Люся вышла замуж, родила Наташу. Муж был нормальный, интеллигентная семья. А сыновья — один погиб на [Второй мировой] войне, а другой военным был — Георгий. Жоржем она его звала.

— Как вам жилось в полуподвале: сыро, холодно, душно?
— Сыро — это еще мало того. Холодно не было: топили всегда хорошо. Под нашим паркетом проходила какая-то соединительная труба, и иногда она затапливала нашу комнату. Вот это все было в комнате.
— Вода?
— Не только вода: туалет, канализация. Это было ужасно: они быстро это чинили, но потом долго пахло. Вот так и жили.

— Ужас. А какие отношения были в коммуналке?
— Очень хорошие. Никогда не было никакой ругани. Пять столов у нас было: Лариса Александровна, Маруся, Осадчих тетя Оля и дебошир Миша. Одна плита была, один умывальник и ванна. Ванна от газа работала. Иногда к нам приезжали дедушка с бабушкой, представляете? Нас и так было пять человек, а тут еще дедушка с бабушкой. Дедушка без ноги. Спать было негде и мне в ванной клали перину, подушки. Соседи настолько были терпеливы — никогда, ни одного раза не было никаких замечаний, что, мол, ванну занимаете на ночь и так далее. Очень хорошие соседи. Лариса Александра чудно готовила, пирожки пекла, всегда меня угощала.

А иногда меня пускали ночевать из 43-й квартиры. Там баба Фрося жила. Мама ей за это постирает, помоет, почистит. Как-то тоже помогала. Иногда я уроки делала у бабы Фроси, потому что негде было делать: у нас столик был, как табуретка. Лариса Александровна тоже меня пускала ночевать. У них кресла были, такие большие-большие и они сдвигали два кресла, и я там спала.

В 1960 году Тамара Степановна с матерью Анной Ивановной получили отдельную квартиру на соседней улице Гашека. Тогда как раз началось расселение полуподвальных коммуналок.

Как Тамара Степановна благодаря проекту «Дом на Большой Садовой» нашла родственников своего отца

Несколько лет назад Дмитрию Опарину, автору проекта «Дом на Большой Садовой», позвонила Тамара Степановна Абрамова, которая искала любую информацию о своем отце — Степане Васильевиче Абрамове. Он жил в квартире № 42 с дочерью и женой Анной Ивановной. В 1941 году Степана Абрамова мобилизовали. На войне его ранили и он лечился челябинском госпитале. После войны он уже не вернулся в Москву.

В Челябинске Абрамов второй раз женился и умер в 1960-е годы. Через несколько месяцев после разговора с Тамарой Абрамовой Дмитрию Опарину позвонила приемная внучка Степана Васильевича Нина Дмитриевна Жилкина, которая переехала в Москву из Челябинска и искала первую семью своего «приемного» дедушки. Дмитрий познакомил Тамару Абрамову с Ниной Жилкиной.

Степан Васильевич Абрамов. Из личного архива Нины Дмитриевны Жилкиной

Степан Васильевич Абрамов. Из личного архива Нины Дмитриевны Жилкиной

Из рассказа Тамары Абрамовой:

— Это было года четыре назад. Уже компьютеры вовсю были. Я стала искать Садовую, 10, набрала, смотрю — мой двор. Дальше там какие-то телефоны были даны. Я позвонила: «Так и так, я жила в этой квартире и хочу кое-что узнать про своего отца». Я знала, что его зовут Степан Васильевич, потому что это указано в моем свидетельстве о рождении, а больше ничего не знала. Откуда он, что он, какой он? Мне сказали позвонить вам, и я позвонила и рассказала эту историю. Помню, в нашем первом разговоре сказала: «Я ищу своего отца, не могу его найти. Во время войны он уехал, и все, больше я его не видела. В последний раз, когда я его видела и я этого не помню, мне было 2,5 года». И с этого началось.
— А потом я дал контакты Нины Дмитриевны.
— У нее была бабушка родная, и мой отец жил с ее бабушкой.
— Она, можно сказать, приемная внучка вашего отца? Она помнит его хорошо, конечно.
— Ну да. Она позвонила мне и говорит: «Я — неродная внучка вашего отца». Я вообще не ждала и не ожидала этого. Для меня это был такой шок, я не могла говорить. Потом трубку положила. Я все это осмыслила и мы начали общаться. Я считаю их моими родными. Потом мы ездили в Таганский ЗАГС, и я там получала его свидетельство о смерти. Меня спросили: «Кто он вам?», я ответила: «Это мой отец». Нина Дмитриевна сказала: «Это мой дедушка. Хоть и неродной, но я с ним 22 года прожила, поэтому считаю его родным». И очень хороший сын у нее, Саша — он меня из Химок возил в Таганский ЗАГС, потом обратно привез.

Нина Дмитриевна Жилкина

Нина Дмитриевна Жилкина

Квартира № 42. Фотографии семьи Абрамовых

Квартира № 42. Фотографии семьи Абрамовых


Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dimaoparin@hotmail.com, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!