Квартира №33

Председатель Жилтоварищества Николай Раев, ставший, вероятно, прототипом несчастного управдома Никанора Ивановича Босого из романа «Мастер и Маргарита», и другие жители квартиры № 33

1900–1910-е

До революции квартиру № 33 арендовал некто Ровинский.

1920–1930-е

В 1924 году в этой квартире числились всего две семьи — служащий издательства «Книга» Марк Ильич Гоникберг с женой и домработницей и председатель жилтоварищества член партии Николай Зотикович Раев с женой Пелагеей Ивановной. В мае 1925 года председатель оказался под судом и в августе вместо него новым председателем был избран Иван Иванович Кабанов. В 1925 году Раевы по-прежнему значатся в списке жильцов квартиры, Гоникберги уехали в неизвестном направлении вместе с домработницей, а вместо них из квартиры № 50 сюда переехали Анна Федоровна Горячева (знаменитая Аннушка из «Мастера и Маргариты») с сыном Михаилом Горячевым и двое жильцов из квартиры № 16 — счетовод Дмитрий Иванович Мокин и уборщица профтехшколы Ольга Михайловна Мокина.

Председатель жилтоварищества Н.З. Раев и народный суд

История несчастного управдома Никанора Ивановича Босого из романа «Мастер и Маргарита», у которого при обыске по доносу Коровьева обнаружили валюту в вентиляции, вероятно, как это часто бывает у Булгакова, имеет реальный прототип.
В похожей ситуации (ареста и суда) оказался в 1925 году председатель правления жилищного товарищества дома 10 по Большой Садовой тридцатилетний Николай Зотикович Раев, член партии, служащий, зав. складом Госбанка. В 1924 году он проживал в кв. 33 с Пелагеей Ивановной Раевой, имя которой, как мы помним, совпадает с именем жены Никанора Ивановича в романе: «И тут случилось, как утверждал впоследствии председатель, чудо: пачка сама вползла к нему в портфель. А затем председатель, какой-то расслабленный и даже разбитый, оказался на лестнице. Вихрь мыслей бушевал у него в голове. Тут вертелась и вилла в Ницце, и дрессированный кот, и мысль о том, что свидетелей действительно не было, и что Пелагея Антоновна обрадуется контрамарке».
В апреле 1924 Николай Зотикович Раев был избран председателем правления. Секретарем стал 19-летний Александр Павлович Хрынин из кв. 29. Но уже в следующем 1925 году, в августе Раев был смещен с должности в результате скандала и последовавшего за ним уголовного дела. Хотя председателя пытались уличить в растрате, доказать это не удалось и к уголовной ответственности его привлекли за «самоуправные действия и отказ подчиниться решению Нарсуда». В «Известиях» 22 мая 1925 года была помещена заметка «Нарушителей революционной законности — под суд!». Суть ее сводилась к тому, что Раев, обязанный по решению суда переселить гражданку Левчук в хорошую комнату из подвального помещения, отказался выполнить постановление суда и предоставил эту хорошую комнату гражданину Василевскому (едва ли безвозмездно). Суд признал правоту истицы, Раева приговорили к 3 месяцам принудительных работ по месту службы с понижением оклада на один разряд. Репортер отмечал, как кажется, не без удовольствия: «Зал был переполнен жильцами дома, т.к. большинство интересовалось исходом дела».
Заметка попала в Московское управление недвижимым имуществом, и оттуда немедленно поступило распоряжение разобраться в ситуации и переизбрать правление или председателя, если окажется, что виновен только он. Правление пыталось защитить своего председателя и на специальном заседании членов фракции РКП(б) 28 июля 1925 г. была принята резолюция, согласно которой фракция просила МУНИ оставить Раева председателем: «Считая газетную заметку по отношению тов. Раева и хозяйства дома-неправильной, как интригу, направленную группой жильцов (ненавистных коммунистам) не только против коммунистического правления но и фракции РКП(б) дома, почему просим МУНИ, на основании заключения по отчетам Правления и Ревиз. Комиссии, об оставлении, в чистоте политической и хозяйственной стороны, тов. Раева председателем с полным ему доверием в работе от Фракции».
Но это не помогло и 3 августа 1925 года новым председателем правления был избран Иван Иванович Кабанов из кв. 27

Список жильцов квартиры № 33 в апреле 1924 года

Фамилия, имя и отчествоВозрастМесто службыСостоит ли членом Жил. Т-ваИмеет ли право быть членом ж. т. по норм.<е> уст.<ава> от 10 марта 24 г.Отметка районной избирательной комиссии
Гоникберг Марк Илич44Служащий в издательстве «КНИГА»НетНе имеет
Гоникберг Эсфирь Львовна38На иждивении мужаНет
Гришина Екатерина Васильевна29Прислуга у ГоникбергаНетНе имеет
Раев Николай Зотикович30Советский служащий заведующий складом ГосбанкаДаИмеет
Раева Пелагея Ивановна23На иждивении мужаДаИмеет

1940–1970-е

Главным источником сведений о жильцах дома за 1940–1970-е годы послужили три домовые книги — для удобства они пронумерованы: домовая книга 1 (1940–1944), домовая книга 2 (1944–1958), домовая книга 3 (1958–1970-е).

Согласно списку, составленному в 1940 году, в квартире № 33 проживали 13 человек — старший инженер главного управления гражданского воздушного флота, секретарь технического отдела Театра красной армии, слесарь, директор авторемонтной базы в Садовниках и другие.

Квартира №33. Список жителей на 1940 год

Согласно списку домовой книги № 3, составленному в 1958 году, в квартире № 33 проживали 14 человек — педагог детской турбазы, техник-строитель, директор завода Изоплит и другие.

Список жителей на 1958 год

Музей Булгакова
 

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dom10@bulgakovmuseum.ru, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!