Квартира №20

20_0

Поэт-имажинист Вадим Шершеневич, его мать оперная певица Евгения Львова-Шершеневич и другие жители квартиры № 20

1900–1910-е

Поэт Вадим Шершеневич

Квартира № 20 располагается на четвертом этаже в фасадной части дома. До революции здесь часто останавливался у своей матери Евгении Львовны Львовой-Шершеневич поэт, переводчик и один из основателей имажинизма Вадим Габриэлевич Шершеневич (1893–1942). В 1913 году Вадим Шершеневич и художник Лев Зак создали поэтическое объединение «Мезонин поэзии», состоящее из московских футуристов. В группу входили К. А. Большаков, Рюрик Ивнев (М. А. Ковалев), Б. А. Лавренев, Н.Г. Львова, С.М. Третьяков и др. В сентябре—декабре 1913 года группа в своем издательстве выпустила три альманаха и три авторских сборника. Все издания хранились в Крестовоздвиженском переулке, 2, квартире 10, где проживал Шершеневич. Редактором-издателем всех сборников являлась мать Вадима, бывшая оперная певица Евгения Львова-Шершеневич, которая жила в доме на Болбшой Садовой. Обложки почти всех изданий «Мезонина поэзии» проиллюстрировал талантливый художник и поэт Лев Васильевич Зак (1892–1980). Он же придумал название поэтического объединения и заглавия альманахов «Пир во время чумы» и «Вернисаж». Идея заглавия сборника «Крематорий здравомыслия» принадлежала Шершеневичу. В феврале 1914 года поэтическое объединение «Мезонин поэзии» распалось.

Обложки альманахов и сборников «Мезонин поэзии»

Обложки альманахов и сборников «Мезонин поэзии».

Из воспоминаний Вадима Шершеневича:

Небольшая, но теплая группа собралась около «Мезонина поэзии». Если руководителем этой группы был я, то вдохновителем ее был Лев Зак Почти все книги «Мезонина поэзии» имели его обложки. Каждый номер Зак заполнял своими псевдонимами. Это он был «Хрисанф», ему же принадлежит ряд других подписей Должен откровенно сказать, что очень многие мои поэтические взгляды возникли и укрепились в беседах с Заком. Он умел каждое положение проанализировать до самого конца и всегда повернуть рассуждение так, что оно звучало по-новому. А найти новое — это всегда значит найти интересное. Зак научил меня любить в живописи композицию и потому отказаться от дешевой красивости Бредселя и оценить японскую графику.

Оперная певица Евгения Львова-Шершеневич

Евгения Львовна Львова-Шершеневич (1869–1919), в девичестве Мандельштам вышла замуж за Габриэля Шершеневича в 1892 году. Они венчались в католической церкви в Петербурге. Сама Евгения придерживалась евангелического вероисповедания, а Шершеневичу после развода с первой женой был запрещен брак с православной. В 1900 году супруги разошлись, в 1907 году Евгения Шершеневич переехала с сыном в Москву.

«Русский театр» / Сост. и изд. А.М. Шампаньер. Киев, 1905 год. Вып. 2

«Русский театр» / Сост. и изд. А.М. Шампаньер. Киев, 1905 год. Вып. 2

1920–1930-е

В апреле 1924 года в квартире № 20 официально зарегистрированы десять жильцов, которые, как и многие другие жители дома, не избежали переездов и переселений. Согласно списку жильцов 1925 года (составленному не ранее августа) семья Грачевых из трех человек переехала в квартиру № 21, а вместо них из квартиры № 6 перебрался инвалид Московского отдела социального обеспечения Алексей Никифорович Никифоров, а из квартиры № 49 ― чета Барыкиных: демобилизованный красноармеец Георгий Михайлович 24 лет и его 22-летняя жена Агафья Егоровна.

Список жильцов квартиры № 20 в апреле 1924 года

Фамилия, имя и отчествоВозрастМесто службы
(профессия, источник заработка или на чьем иждивении)
Состоит ли членом жил. т-ваИмеет ли право быть членом ж. т. по норм.<е> уст.<ава> от 10 марта 24 г.Отметка районной избирательной комиссии
Грачев Павел Федорович54Лит. маш. типолитографии ЖуховицкогоДаИмеет
Грачева Екатерина Федоровна53На иждивении мужаДаИмеет
Грачев Сергей Дмитриевич18Подрост. профтехшколыНетИмеет
Петров Иван Петрович50Вырубальщик 16-й типографии МосполиграфДаИмеет
Петрова Екатерина Сергеевна31Картонажница 16-й типографии МосполиграфДаИмеет
Федоровская Елизавета Николаевна29Заведующая хозяйством. Ясли № 1 красн.Имеет
Соловьев Петр Денисович49Гравер 2-й Московской фабрики ГознакДаИмеет
Соловьева Елизавета Арсеньевна30Портниха опытная, техническая швея фабрикиДаИмеет
Пушняков <Пушников> Тихон Васильевич48Заведующий картонажным отделом 16-й типографии МосполиграфДаИмеет
Пушнякова <Пушникова> Ефимья Федоровна41На иждивении мужаДаИмеет

1940–70-е

Главным источником сведений о жильцах дома за 1940–1970-е годы послужили три домовые книги. Для удобства они пронумерованы: домовая книга 1 (1940–1944), домовая книга 2 (1944–1958), домовая книга 3 (1958–1970-е).

Согласно списку жителей дома, составленному в 1940 году, в квартире № 20 проживали 18 человек. «Старожилами» квартиры числились две семьи — Федоровские и Барыкины. Елизавета Николаевна Федоровская (родилась в 1894 году, жила в доме с 1921 г.) приехала из Новосибирска и прожила в квартире № 20 до своей смерти в 1963 году. В 1940–1950-е годы она работала старшим инженером на авиахимическом заводе. В 1935 году Елизавета Николаевна вышла замуж за Юрия Павловича Шемитова (родился в 1908 году), прибывшего в дом из Красной Армии и продолжившего военную карьеру в Москве. Их дочь Галина (родилась в 1924 году) закончила Московский нефтяной институт.

Список жителей на 1940 год

Список жителей на 1940 год

Согласно поквартирному списку 1958 года домовой книги 3 (1958–1970-е), в квартире № 20 проживали 15 человек. За 18 лет состав квартиры изменился незначительно. В квартире проживали мотористка на швейной фабрике, шофер, бухгалтер, кассир на Московском ипподроме и другие

Список жителей на 1958 год

Список жителей на 1958 год

История семьи Федоровских

В 1921 году в квартиру № 20 въехала Елизавета Николаевна Федоровская (родилась в 1894 году в Москве). Ее отец Николай Гаврилович Федоровский, выходец из Вологодской губернии, еще до революции работал в депо Александровского вокзала (сейчас Белорусский вокзал). В 1920-е годы Елизавета Николаевна состояла заведующей хозяйством в яслях № 1 Краснопресненского района, которые находились на Малой Грузинской. Елизавета Федоровская вышла замуж за Юрия Павловича Шемитова (родился в 1908 году в Томске), который работал старшим инженером в лаборатории завода № 1 имени Авиахима на 2-ой улице Ямского Поля (с 1934 года улица Правды). У Елизаветы и Юрия было двое детей — старшая дочь Галина (1924–1990) и младший сын Евгений (1936–1989). Евгений прожил в квартире № 20 до самой смерти.

Елизавета Николаевна Федоровская. 1950-е годы. Из личного архива ее внука Александра Яковлевича Ушеренко

Елизавета Николаевна Федоровская. 1950-е годы. Из личного архива ее внука Александра Яковлевича Ушеренко

Историей семьи с нами поделился внук Елизаветы Николаевны и сын ее дочери Галины Александр Яковлевич Ушеренко (родился в 1951 году):

Все мои детские воспоминания связаны с этим домом. Я часто бывал у бабушки в коммунальной квартире, где она жила с мужем и сыном в комнате 18 метров. Кроме них в квартире проживало еще пять семей . Во время войны бабушка с сыном уехала в эвакуацию.

Мама в 1941 году закончила среднюю школу (бывшая женская гимназия на Садовом у Планетария — школа № 118). В эвакуацию она не поехала и всю войну оставалась в Москве, в квартире № 20 . Во время бомбежек Москвы она с подругами дежурила на крыше дома № 10 по Большой Садовой. Тушение зажигательных бомб было главной целью дежурств. Одна тяжелая фугасная бомба была сброшена на здание, стоящее до сих пор напротив памятника Маяковскому (ресторан «София» и редакция «Юность»). Жители окрестных домов спускались в метро иногда на всю ночь! С июля 1941-го Москву ежедневно бомбили, но разрушений было не много. После войны началась газификация и в квартирах стали устанавливать газовые плиты на кухнях и газовые колонки в ваннах. Но лифты в доме № 10 по Садовой так и не построили. Каждая квартира имела кроме парадного еще «черный ход» — лестницу, ведущую во двор.

Когда мне было десять лет, я уже самостоятельно ездил к бабушке. На улице Расковой я садился на автобус № 82, а на Белорусском пересаживался на троллейбус и ехал по улице Горького до площади Маяковского. Там я покупал коробку конфет «Зефир в шоколаде» и шел к бабушке на Большую Садовую. Долго поднимался по темной лестнице на четвертый этаж и звонил в квартиру № 20 (Шемитовым четыре звонка). В конце коридора четвертая дверь налево, окно бабушкиной комнаты выходило на Большую Садовую. В 1957 году из этого окна я наблюдал за движением машин с участниками Фестиваля молодежи и студентов. В подъезде под лестницей была каморка дворника, а в 90-х годах — пункт обмена валюты. Последний раз я был в комнате моей покойной бабушки в 1995 году, там находился офис нотариуса, а в комнате, где жил дядя с женой Яной торговали запчастями для автомобилей.

Музей Булгакова
 

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dimaoparin@hotmail.com, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!