Квартира №31

Отоларинголог Соколов, не принятый в члены жилтоварищества из-за того, что занимался частной врачебной практикой, и другие жители квартиры № 31

1900–1910-е

До революции 31-ю квартиру занимала семья отоларинголога Андрея Андреевича Соколова (1888 г. р.). Он работал ординатором амбулатории в детской больнице имени В.Е. Морозова, а также вел частную врачебную практику у себя дома — принимал по вторникам, четвергам и субботам с 16 до 18 часов. Соколов состоял членом Лечебного медико-филантропического общества — благотворительного заведения для бедных больных, располагавшегося на Чистопрудном бульваре в доме Виноградовой. Андрей Соколов проживал в доме со своей женой Марией Андреевной (1879 г. р., город Усмань) и сыновьями — Дмитрием (1904 г. р.) и Андреем (1906 г. р.).

1920–1930-е

В 1920-е годы Андрей Соколов продолжал работать в детской Морозовской больнице врачом-ординатором. Несмотря на то, что ему и всем членам его семьи было отказано в праве стать членами жилищного товарищества дома на Большой Садовой, они проживали в своей дореволюционной квартире. Отказ был связан с тем, что Соколов вел частную практику на дому: «с больн. практ. на дому» — значится напротив его фамилии в списке жителей на апрель 1924 года.

Конфликт Николая Соколова, брата лора Андрея, с жилтовариществом

В 1921 году в квартиру Андрея Соколова приехала из Тамбова семья его старшего брата:
Николай Андреевич Соколов (1868 г. р.) вместе с женой Варварой и детьми Николаем и Варварой.
В 1921 году в квартиру № 31 приехала из Тамбова семья старшего брата дореволюционного арендатора квартиры Андрея Соколова: Николай Андреевич Соколов (1868 г. р.) вместе с женой Варварой и детьми Николаем и Варварой.

Напротив каждого из членов семьи Николая Соколова в графе «Имеет ли право быть членом жилищного товарищества» записано — «временно, без права занятия на жительство площади». На собрании жителей дома, состоявшемся 7 августа 1925 года, Андрей Соколов заявил, что выписал брата из Тамбова, так как больше не живет в доме, а также, что «никаким буржуем доктора Соколова считать нельзя».

В 1924 году Николай Андреевич Соколов написал заявление в МУНИ (Московское управление недвижимым имуществом) с просьбой улучшить свои жилищные условия. Он несколько раз пытался стать членом жилтоварищества, но каждый раз встречался с противодействием со стороны правления. В сентябре 1924 года народный суд Краснопресненского района обязал правление товарищества принять Николая Андреевича. Однако членство не гарантировало улучшение жилищных условий семьи Соколова. В своем заявлении он сетует, что правление не принимает его во внимание при распределении «излишек» в доме и площади не дает. Николай Соколов находился в конфликте не только с правлением жилтоварищества дома, но и с Марией Андреевной Соколовой — женой своего брата Андрея: «Вмешиваясь в ссору мою с женой брата, в квартире которого я живу, правление держит сторону жены брата, женщины деспотичной и тяжелой и тем создает нам невыносимую жизнь…. правление действует с ней заодно и вместо того, чтобы отвести нам законную площадь и тем прекратить неурядицу, оно своими действиями старается помочь выбросить меня с семьей на улицу». Несмотря на этот конфликт, семья Николая Соколова на улицу выброшена не была и продолжала жить в доме и в послевоенное время.
Заявление Николая Соколова в Московское Управление Недвижимым Имуществом

1940–1970-е

Главным источником сведений о жильцах дома за 1940–1970-е годы послужили три домовые книги — для удобства они пронумерованы: домовая книга 1 (1940–1944), домовая книга 2 (1944–1958), домовая книга 3 (1958–1970-е).

Согласно списку жителей дома, составленному в 1940-м году, в квартире № 31 проживали 11 человек. В 1920-е годы Мария Андреевна Соколова, проживавшая в квартире еще до революции, развелась со своим мужем отоларингологом Андреем Соколовым. Работала она делопроизводителем в больнице имени Склифосовского. Ее сын Андрей, отслужив в Красной армии, работал в Моссовете, который находился на улице Каретный ряд. Он женился на Анне и в 1945 году у них родилась дочь Елена — впоследствии студентка Института иностранных языков. Жена Николая Соколова Варвара Ивановна работала ответственным исполнителем в гостинце «Интурист», а их дочь Варвара Николаевна — дежурным администратором в гостинице «Националь». Младшая дочь Татьяна закончила ГИТИС. В 1920-е годы в квартиру Соколовых поселили семью Соченковых — мать с двумя дочерьми. Старшая сестра Екатерина Феофановна Соченкова (1900 г. р.) работала курьером на заводе, Наталья Феофановна (1907 г. р.) — портнихой. Соколовы и Соченковы прожили в 31-й квартире до расселения коммуналок, которое началось в 1970-х годах.

Список жителей на 1940 год

Согласно поквартирному списку 1958 года домовой книги 3 (1958–1970-е), в квартире № 31 проживали девять человек — в основном члены семей Соченковых и Соколовых.

Список жителей на 1958 год

2000-2010-е

Альбом. Современные интерьеры квартиры № 31

Музей Булгакова
 

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dom10@bulgakovmuseum.ru, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!