Протокол допросов задержанных в квартире №5 в 1918 году

В 1918 году в доме на Большой Садовой у Анны и Давида Пигит перед покушением на Ленина останавливалась Фанни Каплан. После покушения Давид Пигит вместе с сестрой Анной были задержаны.

Арест произошел внезапно, и в следственное отделение попали все находившиеся на тот момент в квартире люди: левая эсерка Мария Александровна Попова, проживавшая вместе с Лазарем Шмидтом, социалистка-революционерка Вера Тарасова и эсерка Вера Штольтерфорт, отбывавшие каторгу вместе с Фани Каплан, квартирантка слушательница юридического факультета университета Шанявского Мария Коциовская. Все были освобождены за непричастность к покушению на Ленина.

Заключение о лицах, задержанных на квартире Пигит Б. Садовая, д. № 10, кв. 5

1) Мария Александровна Попова оказалась на этой квартире лишь потому, что там проживал Лазарь Шмидт, с которым она находится в близких отношениях. К делу о покушении на убийство тов. Ленина М. А. Попова абсолютно никакого отношения не имеет.
Предлагаю:
М. А. Попову из-под стражи освободить.
2) Давид Савельевич Пигит, «беспартийный марксист и интернационалист». Имеет обыкновение после каждого незначительного акта против Совнаркома быть арестованным. Так он был арестован после убийства графа Мирбаха и освобожден по просьбе ряда коммунистов. Ныне предлагаю освободить его без таковых ходатайств.
3) Анна Савельевна Пигит, бывшая каторжанка, отбывавшая каторгу совместно с Ф. Каплан.
4) Тарасова Вера Михайловна, тоже отбывала каторгу совокупно с Ф. Каплан.
5) К Вере Штольтерфот отношение то же самое.
Все трое имели связь с Ф. Каплан исключительно как с лицом, с которым они совместно отбывали каторгу.
Пигит — левая эсерка. Тарасова стала просто обывательницей; Штольтерфот по настроению «вообще эсерка», но тоже отошла от политики и работает в советских учреждениях.
Все трое [имеют] политические расхождения с Фани Каплан. Кроме того нет ни малейших намеков на их прикосновенность к покушению на убийство тов. Ленина. Интересами следствия их дальнейшее содержание под стражей тоже отнюдь не диктуется.
Предлагаю всех троих освободить.
6) Мария Коциовская — хорошенькая барышня, квартирантка Пигит. Тоже никакого отношения к делу не имеет.
Предлагаю постановить:
1) Освободить из-под стражи:
Марию Александровну Попову,
Давида Савельевича Пигит,
Анну Савельевну Пигит,
Веру Михайловну Тарасову (Боброву),
Веру Штольтерфот,
Марию Коциовскую,
2) Засаду с кваритиры Пигит снять.
В. Кингисепп
Петерс 
В. Аванесов
58.

Допрос

31 августа 1918 года, 2 часа 25 минут утра
Я, Фаня Ефимовна Каплан. Под этой фамилией жила с 1906 года. В 1906 году я была арестована в Киеве по делу взрыва. Тогда сидела как анархистка. Этот взрыв произошел от бомбы, и я была ранена. Бомбу я имела для террористического акта. Судилась я Военно-полевым судом в гор. Киеве. Была приговорена к вечной каторге. Сидела в Мальцевской каторжной тюрьме, а потом в Акатуевской тюрьме. После революции была освобождена и переехала в Читу. Потом в апреле приехала в Москву. В Москве я остановилась у знакомой каторжанки Пигит, с которой вместе приехала из Читы. И остановилась на Большой Садовой, д. 10, кв. 5. Прожила там месяц, потом поехала в Евпаторию в санаторий для политических амнистированных. В санатории я пробыла два месяца, а потом поехала в Харьков на операцию. После поехала в Симферополь и прожила там до февраля 1918 года.

В Акатуе я сидела вместе со Спиридоновой. В тюрьме мои взгляды сформировались — я сделалась из анархистки социалисткой-революционеркой. Там же сидела еще с Биценко, Терентьевой и многими другими. Свои взгляды я изменила потому, что я попала в анархисты очень молодой.

Октябрьская революция меня застала в Харьковской больнице. Этой революцией я была недовольна, встретила ее отрицательно.

Я стояла за Учредительное собрание и сейчас стою за это. По течению в эсеровской партии я больше примыкаю к Чернову.

Мои родители в Америке. Они уехали в 1911 году. Имею четырех братьев и три сестры. Все они рабочие. Отец мой еврейский учитель. Воспитание я получила домашнее. Занимала в Симферополе [должность] как заведующая курсами по подготовке работников в волостные земства. Жалование я получала на всем готовом 150 рублей в месяц.

Самарское правительство принимаю всецело и стою за союз с союзниками против Германии. Стреляла в Ленина я. Решилась на этот шаг еще в феврале. Эта мысль во мне назрела в Симферополе, и с тех пор я начала подготовляться к этому шагу.
Допрашивал Петерс.
Ф. Е. Каплан

90.
Протокол 
допроса Марии Александровны Поповой

Приехала я в Москву из Минской губернии. Я член партии левых эсеров. Пигит я почти не знаю. Прибыла в Москву по личным делам.
М. Попова
31/VIII
Допрашивал член Ц.И.К.
В. Кингисепп

91.
Протокол 
допроса Анны Савельевны Пигит, секретаря Коллегии Московского областного продовольственого комитета, 39 лет, проживающей: Б. Садовая, д. 10, кв. 5

Я заявляю, что предъявленная мне, содержащаяся под стражей во Всерос. чрезв. комиссии женщина, называющая себя Фанни Каплан, есть действительно Фани Каплан, бывшая каторжанка, вместе со мной бывшая на Нерчинской каторге. Она была приговорена к бессрочной каторге. Я застала ее уже на каторге в 1907 году. Я не помню, по какому именно делу она была осуждена. Она была приговорена по какому-то делу анархистов. По освобождении с каторги между нами, бывшими каторжанками, сохранились старые отношения, и Фани Каплан ко мне неоднократно заходила. Мы партийно разошлись, я — левая эсерка, и мы встречались не часто. Полагаю, что она последнее время проживала в Москве. Это только предположение.
31/ѴШ 1918 г.
А. С. Пигит
Допрашивал член Ц.И.К.
В. Кингисепп

92.
Протокол 
допроса Давида Савельевича Пигита, 30 лет, проживающего по Б. Садовой, д. 10, кв. 5

Я лично знаю Фани Каплан. Познакомился с ней в апреле прошлого года, когда она вернулась с каторги вместе с моей сестрой и гостила у нас за неимением пристанища. Вскоре она уехала в Крым для лечения. После этого я с ней больше не встречался. Мне неизвестно, сколько времени она пробыла в Крыму. Я не знаю подробностей того дела, по которому она была осуждена на каторгу. Знаю только, что она ослепла от взрыва бомбы, а потом вновь прозрела.
31/VIII 1918 г.
Д. Пигит
Допрашивал
В. Кингисепп

93.
Протокол 
допроса Веры Михайловны Тарасовой

Я судилась в 1906 году за хранение взрывчатых веществ в г. Екатеринославле. Была приговорена к 4 годам каторги, которую отбывала между прочим и на Нерчинской каторге.

Знаю я всех тех каторжанок, с которыми я отбывала вместе каторгу, в том числе и Фанни Каплан, которая в то время была слепа. Она ослепла кажется в январе 1909 года, причем до этого она хронически теряла зрение на 2 — 3 дня. Врачи разнообразно толковали причины слепоты. Зрачки ее реагировали на свет. Это было связано с резкими головными болями. В Чите — я тогда уже была за границей, — думаю, это было в 1912 году, она вновь прозрела. Она была приговорена Военно-полевым судом к смертной казни, которая была заменена вечной каторгой.

Я вернулась из-за границы в июле прошлого года. Фани Каплан я встретила в этом году, не ручаюсь за память, в апреле или около этого в вагоне трамвая «Б» кажется у Каретно-Садовой. Я к ней подошла и имела с ней весьма короткий разговор. Это был обычный разговор про наших каторжанок, как кто поживает и тому подобное. Я не могу категорически утверждать, что не встречала ее до (зачеркнуто: или после) этого у Пигит.

Я по убеждениям социалистка-революционерка. Сейчас я занимаюсь обыденной работой и в политической работе не участвую. Я не могу ориентироваться в создавшейся политической обстановке. Если бы произошла реставрация, я бы нашла свое место.
31 августа 1918 г.
Стр. 4-5 зачеркнуто «или после».
Мне не известно, чтобы Фани Каплан когда-либо носила другую фамилию.
В. Тарасова
Допрашивал
В. Кингисепп

94.
Заключние следствия
о Марии Григорьевне Поповой, кастелянше Павловской больницы

На митинг 30 августа на заводе Михельсона М. Г. Попова попала случайно. Попова приглашала Московкину ночевать, а не на митинг, зашли же они мимоходом; на речь тов. Ленина попали только потому, что тов. Ленин приехал поздно и выступил последним оратором. Ее пособничество преступлению ничем не подтверждается: установлено, что Попова шла по правую руку Ленина, отставая несколько от него, и во всяком случае нисколько не загораживая ему дороги к автомобилю. Побудительным мотивом ее обращения к тов. Ленину очевидно послужило то обстоятельство, что ее дочери были в поездке за мукой, и она боялась отобрания этой муки. Ф. Каплан, стоявшая у автомобиля, была вполне уверена, что жертва ее не минует, и поскольку Попова вообще могла задержать тов. Ленина (а это не установлено), Каплан нуждалась бы в этом только в том случае, если бы не подоспела вовремя к автомобилю, на что нет ни малейших указаний.

М. Г. Попова заурядная мещанка и обывательница. Ни ее личные качества, ни интеллектуальный уровень, ни круг людей, среди которых она вращалась (тщедушный чиновник Семичев, Клавдия Московкина — забитая швейка и другие), не указывают на то, что она могла быть рекрутирована в качестве пособницы при выполнении террористического акта.

Исходя из изложенного предлагаем:
1) Дело М. Г. Поповой прекратить, и ее из-под стражи освободить.
2) Освободить из-под стражи ее дочерей Нину и Ольгу.
3) Снять печати с дверей ее квартиры и засаду; отправить надлежащее предписание исполнительному комитету или Чрезвычайной комиссии Замоскворецкого района.
4) Признать ее лицом, пострадавшим при покушении на тов. Ленина, и поместить ее в лечебницу для излечения за счет государства.
5) Предложить Совнаркому назначить М. Г. Поповой единовременное пособие.
2/ІХ 1918 г.

98.
Протокол 
допроса Веры Штольтерфот, служащей Комиссариата по иностранным делам, проживающей по Мансуровскому пер, 13, кв. 11. Пречистенка

Я была задержана в квартире Пигит, Б. Садовая, д. 10, кв. 5. Я вошла в квартиру несмотря на то, что швейцарка на мой вопрос сказала, что в квартире «охрана». Шла я к Анне Пигит, которую знаю по каторге. По каторге я знаю и Фани Каплан. Я ее встретила в конце прошлого года на Арбате. В последнее время я с ней вовсе не виделась.
Зачеркнуто «Пигит», надписано «Каплан».
1/ІХ 1918 г.
В. Штольтерфот
Допрашивал
В. Кингисепп

Ввиду полной непричастности В. Штольтерфот к покушению на тов. Ленина, предлагаю Веру Штольтерфот из-под стражи освободить.
1/IХ 1918 г.
В. Кингисепп

99.
Протокол 
допроса Марии Семеновны Конциовской, 23 лет, живет Б. Садовая, д. 10, кв. 5.

Я поселилась в квартире Пигит в мае сего года. Я была знакома с Анной Савельевной Пигит, с которой я познакомилась в университете Шанявского, где я состою слушательницей юридического факультета. Служу в обществе взаимопомощи слушателей университета Шанявского в качестве помощницы заведующей театральным бюро.

Фанни Каплан я не знаю. Никогда о ней ни от кого, а в том числе и от Анны Пигит, не слыхала.
31/V1II 1918 г.

Мария Семеновна Конциовская
Допрашивал член Ц.И.К.
В. Кингисепп

http://leninism.su/

Музей Булгакова
 

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dom10@bulgakovmuseum.ru, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!