Квартира №7

С 1914 по 1980 гг. в квартире жили члены армянской семьи Вартановых. В 1937 году сюда въехала семья Бархударянов, младший представитель которой, Левон, впоследствии стал известным звукорежиссером. В 1980-е годы квартира стала мастерской неформальных художников

1900–1910-е

До революции седьмую квартиру арендовал Багдасар Артемьевич Вартанов (1871–1950). Он родился в Ахалкалаки. Согласно архивным документам, в 1898 году Вартанов устроился на работу в банкирский дом братьев Джамгаровых, находившийся на Кузнецком мосту. Там он проработал до 1912 года. С 1908 году Вартанов упоминается в справочнике «Вся Москва». Он часто менял места проживания в Москве, пока окончательно не поселился в доме на Большой Садовой (не ранее 1914 года) вместе со своей молодой женой Елизаветой Сергеевной (в девичестве Адабашьян). Багдасар Вартанов входил в состав Совета московских армянских церквей, который располагался в Армянском переулке. Внук Багдасара Вартанова Сергей Джанумов вспоминает, что его дед до революции содержал бедных армянских студентов, учившихся в Москве, и предоставлял им комнату в своей квартире для проживания.

Практически каждый год происходили трансформации с его именем, фамилией и отчеством:
1908 год — Вартаньян Богдасар Арутюнович;
1909 год — Вартаньянц Богдасар Артемович;
1915 год — Вартанов Багдасар Арутюнович;
1926 год — Вартанов Багдасар Артемьевич.

Трансформации, происходившие с фамилией и отчеством Вартанова — иллюстрация классических способов русификации армянских личных имен. Из-за этой путаницы Багдасар Артемович указан в справочнике «Вся Москва» за 1917 год два раза — сначала, как Вартанов, а строчкой ниже, как Вартаньян.

Богдасар Артемьевич Вартанов с женой Елизаветой Сергеевной Вартановой (в девичестве Адабашьян).  Москва, 1914 год

Богдасар Артемьевич Вартанов с женой Елизаветой Сергеевной Вартановой (в девичестве Адабашьян). Москва, 1914 год

1920–1930-е

Семья Вартановых в 1920-е годы

В 1920-е годы Вартанов работал в Союзбанке и занимал должность заведующего товарным отделением Московского учетного общества взаимного кредита. С ним проживала также его жена Елизавета Сергеевна (1879-1945 гг.), родившаяся в Шуше. В 1920-е годы она работала мотористкой на швейном обувном комбинате. У них было трое детей – Србуи (1915 г.р.), Маргарита (1916 г.р.) и Мелик (1919 г.р.).

Дети Богдасара Вартанова — Србуи (1915 г.р.), Мелик (1919 г.р.), Маргарита (1916 г.р.).  Москва, середина 1920-х годов

Дети Богдасара Вартанова — Србуи (1915 г.р.), Мелик (1919 г.р.), Маргарита (1916 г.р.). Москва, середина 1920-х годов

У Вартановых часто останавливались гости — друзья и родственники из Закавказья. Так, например, в 1920-е годы в 7-й квартире временно проживали безработный актер Вартанов Ваганес Каспарович вместе с матерью Арипсиной Карапетьевной, Николай Тер-Мануельянц вместе с супругой. В 1950 году у Маргариты Багдасаровны Вартановой останавливался на несколько месяцев муж ее сестры, Акоп Иосифович Джанумов — начальник технического сектора первого отделения Азербайджанской железной дороги. По воспоминаниям внука Багдасара, Георгия Меликовича Вартанова, его деда постоянно донимали богемные люди, которые приходили к художнику Георгию Якулову, когда тот жил в восьмой квартире. Однажды раздался звонок, Багдасар Артемьевич открыл дверь, и на пороге оказался пьяный Маяковский: «Я к Якулову». Вартанов в бешенстве спустил поэта с лестницы.

В квартире № 7 в апреле 1924 года были прописаны десять человек. Состав жильцов был очень пестрым: безработный актер, сотрудник Общества взаимного кредита, печатник типографии и др. В 1925 году население квартиры уменьшилось — в списке отсутствует один из Тер-Мануэлянцев, Арипсида Карапетьевна Вартанова и безработный актер Ваганес Каспарович Вартанов, но появилась Р.А. Вартанова. Таким образом, в 1925 году в квартире числились восемь человек.

Список жильцов квартиры № 7 в апреле 1924 года

Фамилия, имя и отчествоВозрастМесто службы
(профессия, источник заработка или на чьем иждивении)
Состоит ли членом жил. т-ваИмеет ли право быть членом Ж.Т. по Норм<е> Уст<ава> от 10 марта 24 г.Отметка районной избирательной комиссии
Вартанов Багдасар Артемьевич 52Зав. товарным отделом Московского учетного общества взаимного кредитаДаИмеет
Вартанова Елизавета Сергеевна 44На иждивении мужаДаИмеет
Вартанова Арипсида Карапетьевна 58На иждивении сынаНетВременно
Вартанов Ваганес Каспарович 20Актер, безработный на Бирже трудаНетВременно
Тер-Мануельянц
<Тер-Мануэлянц> Николай Степанович
50Сл. Акц. Общества «Транспорт»НетВременно
Тер-Мануельянц <Тер-Мануэлянц> На иждивении мужаНетВременно
Власов Алексей Иванович 27Пред. конной и кор. площ.ДаИмеет
Власова Варвара Владимировна 23На иждивении мужа ДаИмеет
Каныгин Григорий Осипович 40Печатник типографии «Голос Труда»ДаИмеет
Разъезжаева Варвара Степановна 36На иждивении гр. КаныгинаДаИмеет

1940–1970-е

Главным источником сведений о жильцах дома за 1940–1970-е годы послужили три домовые книги — для удобства они пронумерованы: домовая книга 1 (1940–1944), домовая книга 2 (1944–1958), домовая книга 3 (1958–1970-е).

Согласно списку домовой книги, составленному в 1940-м году, до начала войны в квартире № 7 проживали 13 человек, достигших совершеннолетия. Уникальность квартиры № 7 заключается в том, что семья Вартановых, которая арендовала ее до революции, осталась в квартире до 1980 года. В 1937 году в квартиру въехала семья Бархударянов.

Список жителей на 1940 год

Согласно списку домовой книги 3, начатой в 1958 году, в квартире № 7 проживали 11 человек. В 1960 году в освободившиеся помещения (тогда только началось постепенное расселение коммуналок) въехали еще два человека.

Список жителей на 1958 год

Семья Бархударянов

В 1937 году в одну из комнат седьмой квартиры въехала армянская семья Бархударянов. Ашхен Бегляровна (1893 г. р.) и Александр Барегович (1889 г. р.) прибыли из Еревана вместе со своим сыном Левоном (1918 г. р.). Александр Бархударян обменял ереванскую просторную квартиру на темную комнатку в доме на Садовой. Он числился корреспондентом Центрального Комитета Коммунистической партии Армении, писал статьи на армянском и русском языках, переводил армянскую литературу, в частности, перевел воспоминания актера Ваграма Папазяна. Его сын, Левон Александрович стал впоследствии известным звукорежиссером. После окончания Музыкального училища им. Гнесиных в 1947 году начал преподавать в детской музыкальной школе Фрунзенского района г. Москвы. С июля 1950 года работал звукорежиссером Государственного дома звукозаписи Комитета радиоинформации. С июня 1956 года — звукорежиссером Центральной студии телевидения. Левон Бархударян обеспечивал записи и трансляции таких программ, как парады на Красной площади, выступления руководителей партии и правительства, музыкальные концерты и театральные постановки Большого театра, Большого зала консерватории. В 1970 году Левон Александрович обеспечивал звуковое оформление Всемирной выставки ЭКСПО-70, проходившей в Японии.
Из интервью с Левоном Бархударяном:

Мы приехали в эту квартиру в мае 1937 года. В квартире на Садовой жила сестра жены Вартанова, которая вышла замуж за какого-то армянского писателя. Он захотел переехать в Ереван. Папа договорился на обмен. И это писатель сказал, что в Москве прекрасная квартира. Он даже сказал: «Зачем вы мебель хотите с собой везти, там все есть!». Мы всю мебель и оставили. Приехали, а Багдасар Артемьевич даже не хотел пускать нас, а у папы орден был даже. Ну в общем мы поселились там надолго. Багдасар Артемьевич подружился очень с мамой, они в нарды играли. Наши окна выходили прямо на стену дома — три метра до глухой стены. Очень темно было. Свет горел круглые сутки. Луч солнца проникал на несколько минут. Я жил в этой квартире пока не женился, а мама с папой оставались там до 1960 года. Ему дали как писателю хорошую квартиру на проспекте Вернадского. Мы на концерты ходили, возвращались поздно, и подъезд был заперт на ключ. Там сидел сторож, и ему надо было постучаться, чтобы он открыл дверь. Около дома находилась Военная академия, и там солдаты в 6 часов утра все высыпали, а я с балкона смотрел, как они бегали.

Альбом. Фотографии семьи Бархударянов

Семья Вартановых в послевоенное время

В 1941 году старшая дочь Багдасара Вартанова, Србуи, вышла замуж за Акопа Иосифовича Джанумова, начальника технического сектора первого отделения Азербайджанской железной дорог, и уехала с ним в Баку. Жена Багдасара Вартанова, Елизавета, умерла в 1945 году.
После уплотнения, начавшегося в конце 1920-х годов, Вартановым оставили две большие комнаты, выходившие окнами на Садовую. В одной из них жили Богдасар Артемьевич с дочерью Маргаритой, другую занимала семья младшего сына Багдасара Мелика. Мелик Багдасарович работал сотрудником Института физики Земли Академии наук СССР. Он женился на башкирской татарке Ляйле Юсуфовне Ахматовой, работавшей в том же институте старшей лаборанткой. В 1948 году у них родился сын Георгий, впоследствии ставший инженером. Вартановы жили в 7-ой квартире до конца 1980-ого года.
Из интервью с Георгием Вартановым, жившим в квартире своего деда Багдасара с рождения в 1948 году по 1976 год:

Дед был старорежимным человеком был и всегда в доме ходил в пиджаке. Я запомнил один момент. Он держал меня на руках. Во внешнем кармане пиджака у него всегда была расческа. Я вынимал эту расческу и расчесывал ему эспаньолку. Это один момент о деде, который я запомнил. Больше ничего.
Все комнаты имели двери, и до начала уплотнения квартиры отец катался на трехколесном велосипеде. Открывались все комнаты и они проезжал.
Дед, тетя, отец – все говорили на армянском, но в семье говорили по-русски. Я знаю некоторые фразы, например, пох чка? (деньги есть?), армянские ругательства. Тетка Софья лучше всех из Вартановых готовила долму.
За продуктами ходили в магазины и на рынки – на Тишинский и Палашевский. Тишинка была за Садовым кольцом, а Палаши были между Тверской и Садовой. Самым популярным гастрономом был магазин “Грузия”. В гостинице “Пекин” великолепнейшая кулинария была. Там продавали китайские продукты, еду, которую готовили на кухне ресторана – китайские пельмени, суп с грибами сяньгу. В булочной на пересечении Бронной и Садовой продавали французские булки за семь копеек с продольным разрезом.
Маленькими мы в основном с родителями гуляли в саду Аквариум. Летом дворник нам срубил теннисный стол и мы рубились в пинг-понг. Из других дворов к нам не приходили. Тогда было опасно совать нос в чужие дворы, можно было получить по лицу. Очень сильная ненависть была с Волоцкими. Так мы называли жителей домов, до революции принадлежавшие полякам Влоцким (Доходные дома А. А. Волоцкой. Большой Козихинский, 28-30. – прим. ред.). Наша дорожка в школу 112 шла мимо этого дома. Мы ходили все время втроем, вчетвером. Доставалось иногда, когда их было больше. Это класс пятый, шестой. У Волоцких не было замкнутого пространства, как у нас. В моего друга Сашку Ольшевского тогда швырнули банку консервную и губу раскровили. Летом и зимой ходили на Патриаршие пруды. Там мы эту вражду и прекратили. На Патриарших летом была лодочная станция, а зимой – каток.
А наш дом называли Петропавловским из-за планировки – дом напоминал Петропавловскую крепость.
Помню привозили нам молоко. Две женщины шли с Белорусского вокзала и несли 40-литровый бидон. Они начинали раздавать молоку прямо у вокзала уже. У них была мерная алюминиевая кружка с длинной ручкой. Старьевщики заходили во двор. Когда старьевщик кричал: “Старье берем!”, все слышали – тихо было и по двору этот крик разносился. Точильщики ножей привозили станок во двор – и тут же женщины дома бежали со своими ножами.

Альбом. Фотографии семьи Вартановых
Альбом. Документы семьи Вартановых, 1950 год

1980–1990-е

К 1986 году практически все коммунальные квартиры фасадной части дома были расселены. В уже ветхие от времени и бесхозяйственности, свободные и никому не принадлежавшие помещения въехали «неформалы» — музыканты, художники, хиппи. Практически вся фасадная часть дома слева от проходной арки была заселена творческими людьми, многие из которых использовали пустые квартиры, как мастерские и репетиционные студии. Булгаковский дом был не просто хипповым сквотом, а андерграундным центром музыки, изобразительного искусства и кино, местом встреч и большой московской творческой лабораторией со своими правилами (например, запрет на алкоголь) и со своей избирательностью по отношению к новым членам. Музыканты и художники делали косметический ремонт помещений и пытались сохранить остатки старых интерьеров.

После расселения сквота в Фурманном переулке в квартиру № 7 въехали художники Маша Зацеляпина и Дима Ликин. По воспоминаниям Влада Маугли, художника и музыканта, жившего этажом ниже в пятой квартире, Маша и Дима использовали квартиру, как художественную мастерскую. Поэтому, зная, что вечерами их на месте не бывает, он мог устраивать музыкальные репетиции. Влад вспоминает, что в седьмой квартире одно время также бывал Евгений Восточный — гитарист и певец, игравший практически каждый день на Арбате.

Музей Булгакова
 

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Мы хотим рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться — пишите нам на адрес dom10@bulgakovmuseum.ru, звоните по телефону +7 (495) 699 53 66 и присоединяйтесь к проекту!